Навигация


 Новости WoW


 Вернуться к форуму

WoW - Drag   

Династия Риннов: от Баратеона до Ллейна

RomaN | Опубликовано Пт 2 Июн 2017 - 18:43 | 2388 Просмотров

Семья Риннов правит Штормграда долгие годы. Возможно, они управляли им с момента основания, но это неточно. В те далекие времена королевство было изоливано, оставшись на одиночистве против враждебных сил. Штормград и Ринны жили одной жизнью и сражались с врагами стоя спиной к спине. Им помогали только свои же подданные — неунывающая группа, произошедшая от первых Арати из Строма, которая правила Аратором с момента его основания.

Мы не знаем почему генералы и воины из родословной Аратора поддерживали королей Риннов. Однако отношения, похоже, были довольно дружелюбны — Андуин Лотар, последний известный член родословной Торадина (насколько нам известно в настоящее время), охотно служил и Баратеону, и Ллейну, и в конечном итоге пожертвовал своей жизнью, ради того, чтобы сын Ллейна, Вариан смог возглавить королевство. Даже если он когда-либо возмущался действиями своего друга или считал, что должен править вместо него, то никогда не показывал это.

Возможно, это потому, что Ллейн и Андуин с детства были самыми близкими друзьями.

Последние годы Адаманта

Баратеон Ринн правил Штормградом очень долго, как для короля человеческой расы — почти 58 лет, с 75 по 18 год до открытия Темного Портала. Войны Гноллов стали началом его правления, периодом, в котором его королевство было на грани разрушения. Результатами этой войны стал полный разгром главнокомандующего Гарфанга и его армии стараниями Баратеона и избранных членов Братства Коня, и устранение угрозы, которую они несли Штормграду. Тогда Баратеон усвоил главный урок — стабильность важнее шальных авантюр.

Баратеону и его жене Варии понадобилось много лет чтобы зачать ребенка. Ллейн, единственный сын короля Баратеона Ринна, родился за 40 лет до открытия Темного Портала. Его отец уже тридцать лет сидел на своем троне и был уже явно не молодым человеком. У принца не было ни братьев и сестер, и ни одного другого возможного наследника Баратеона. Таким образом, Ллейн вырос с полным осознанием ответственности, которая когда-то ляжет на его плечи, и очень любил рассказы о героизме отца во время Войны Гноллов. Возрастая рядом с такой выдающейся персоной, Ллейн старался во всем ему подражать.

Как и его отец, Ллейн нашел близких друзей, которые были рядом с ним, и поддерживали во всех его начинаниях. Это были Медив, сын придворного заклинателя Ниласа Арана, и Андуин Лотар, последний член родословной Аратора. В одном из своих приключений, эта троица попала в засаду троллей из племени Гурубаши, из-за которой тогда еще молодой Медив упал в обморок после того, как высвободил все свои магические силы для защиты себя и своих друзей. Это привело к коме, из-за которой он не участвовал в делах королевства в течение многих лет.

Приход Гурубаши

Годами ранее, еще до Войны Гноллов, Штормград отбросил троллей Гурубаши из Западного Края и Светлой рощи, территорий на границе их крепостей в Тернистой долине. Теперь Штормград вторгся еще дальше, желая использовать территории, граничащие с долиной для фермерства и садоводства. Гурубаши не стали терпеть такую наглость, и начали формировать армию.

В течение этого периода пожилой Баратеон был настроен на политику сдерживания, и, хотя ему удалось держать троллей подальше, и Штормград в значительной степени находился в мире, это не помешало троллям совершать набеги глубоко внутрь королевства. Несколько деревень в Западном Крае подверглись нападениям, а их люди были убиты (Рыцари Коня, исследовавшие последствия нападений, обнаружили доказательства того, что именно тролли причастны к зверским убийствам и даже пожиранию местных жителей).

Ллейн был не согласен с политикой своего отца. И Баратеон, и Ллейн хотели защитить своих людей, но Баратеон знал о страшной цене потенциальной войны с Гурубаши (самолично принимая в войне в прошлом), в то время как Ллейн никогда ни с кем не воевал. Его приключения с Лотаром и Медивом часто были опасны, но это были лишь простые стычки, а не полномасштабная война.

Для Ллейна идея продолжения политики сдерживания была ошибочной, потому что Штормград не мог остановить каждую атаку троллей. А каждый такой набег заканчивался разрушенной деревней и ужасными смертями местных жителей. И именно это и произошло, когда тролли ударили снова.


Ллейн проигнорировал своего отца и обратился к Андуину и Медиву, которые согласились помочь ему внезапно напасть на троллей на их территории. Имея опыт с засадами, они знали тактику троллей лучше, чем большинство защитников Штормграда. Баратеон приказал только оборонятся и вести политику деэскалации, полагая, что тролли истощатся и опять развалятся на фракции. Но Ллейн не хотел соблюдать эту политику, считая ее трусливой. В защиту Ллейна можно сказать, что он был прав, так как политика отца делала множество деревень открытыми для набегов, так как армия не могла постоянно следить за ними всеми.

Но его действия привели к серьезным последствиям. Трое друзей столкнулись с Джок'ноном, военачальником Гурубаши, слугой Хаккара Свежевателя Душ. В итоге жаркой битвы, Джок'нон и его последователи были убиты. Но вместо устранения угрозы Гурубаши, этот акт только усилил ее, так как сын Джок'нона, Зан'нон пришел к власти вместо отца. И что хуже всего, теперь у него были конкретное аргументы, позволяющие ему объединить даже тех Гурубашских троллей, которые не видели в Джок'ноне хорошего лидера, и не считали, что война с людьми стоила свеч.

Осада Штормграда

Тролли много лет наращивали боевую мощь после того, как Штормград выбил их из своих самых северных угодий. Зан'нон пришел к воротам Штормграда с огромной армией, в которой был практически каждым тролль Гурубаши, могший держать оружие, с твердым желанием сравнять город с землей и навсегда покончить с жалкими людишками. Используя силы, которым Хаккар обучил его отца, Зан'нон создал массивных троллей-берсеркеров и спустил их на стены города, убив многих защитников Штормграда.

Баратеон, все еще крепкий и могущественный, несмотря на свои преклонные годы, видел только один выход. Также, как и в молодости, когда от только занял трон, Баратеон собрал группу воинов и выехал из Штормграда с одной целью — убить Зан'нона. И это почти сработало. Но в конце концов, Баратеон был просто-напросто разбит под натиском троллей Зан'нона, и вместе со своими людьми погиб пробивались к позиции военачальника троллей.


У Ллейна не было времени на скорбь. Его отец оставил его ответственным за город, и, со смертью Баратеон, Ллейн стал тем, в ком Штормград видел надежду на победу в этой жестокой войне. Увидев силу Медива в битве с Джок'ноном, он попросил своего друга снова высвободить все его магические силы против Зан'нона и его троллей, и тот согласился. Что-то темное жило внутри мага, и оно жаждало узнать насколько действительно силен Медив, увидеть всю его мощь в действии. Одновременно страх и нетерпение бушевали внутри Медива, когда он вышел на вершину стены Штормграда и обрел силу Хранителя, которой он владел с рождения.

После этого в битвах уже не было смысла. Гурубаши просто не могли ничего поделать: Медив обрушил на них молнию, огонь, мороз, пройдя иссушающим бушующим ураганом магии по их рядам, уничтожив их провидцев и жрецов и оставил лишь их разорванные трупы по всему полю боя. Лишь малая горстка троллей пережила бешеную атаку Медива, и даже после открытия Темного Портала у них не было достаточного числа сил, чтобы участвовать в любых набегах на Штормград — в тот день Медив не только отомстил за Баратеона Ринна, но и почти уничтожил нацию троллей Гурубаши.

Так Ллейн Ринн стал королем Штормграда, остро осознавая, что, если бы он прислушался к своему отцу, этот человек не погиб бы на поле битвы, разорванный троллями. Ллейн больше никогда не будет авантюристом, принимающим необдуманные решения.

Источник: Blizzardwatch.

Об авторе